Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

All Art is Immoral

Друзья мои! Я предлагаю вам новый уровень обучения фотографии. Шестилетний опыт преподавания в студии я перевел в обучение по Skype. В любое время для любого города или страны. Обучаю с нуля и консультирую опытных фотографов. Строго индивидуально. Подробнее — Класс фотографии онлайн.

Одно занятие длится 2-3 часа и стоит 3 тыс руб. Оплата на карту Сбербанка 4276 8800 6937 2609. По этому счету вы также можете выразить материальную поддержку моему проекту, а также лично мне, если хотите, чтобы я занимался некоммерческой фотографией и публиковал свои работы. Спасибо за понимание!

Декадентка



А в перерывах между мы на балкон ходили,
ведь невозможно долго, снимаясь*, не курить,
Как бросивший, я должен был фотоаппаратом
картину полуголой Наташи рисовать.
Она была порочна, насколько это можно
порочной на балконе и с сигаретой быть.
Она была прекрасна и дымно излучала
летящий в диафрагму упаднический свет.
Коньяк был почему-то рубинового цвета,
а дети за стеклянной смешно теряли стыд.
И если б мне сказали, что это день последний,
то и тогда не стал бы я изменять финал.

* — примерно вот такая съёмка.

Collapse )
Наташину натуру можно будет обнажить на VIII курсе обнаженной натуры, который не начнется 18 сентября, если вы немедленно на запишитесь.

Сколько мне лет?



Жизнь делится на две половины: в первой ты думаешь, что всё лучшее ещё впереди; во второй ты понимаешь, что всё лучшее уже позади.

Первую из этих двух частей жизни ты проводишь, находясь в убеждении, что текущее — только репетиция жизни, которая ещё не началась; во второй ты понимаешь, что ты уже состоялся, что ты уже не достигнешь большего с точки зрения успеха, что в будущем будет хуже, чем было раньше. В первой половине тебе страшно делать что-то «в последний раз» (о этот суеверный ужас перед последней сигаретой, когда бросаешь курить!), зато ты ожидаешь множество нереализованных возможностей — этих бифуркаций, определяющих, кем ты ещё можешь стать: спортсменом, ученым или певцом. Во второй половине жизни ты уже хочешь, уже стремишься избавиться от лишнего, от шелухи, от того, что мешает, чтобы двигаться дальше, потому что видишь, что никаким академиком или рок-звездой тебе уже не стать — а это покруче потеря, чем какая-то там последняя сигарета — что путь уже выбран и всё, что тебе остаётся — это дойти по нему до конца, каким бы он ни был. Ты уже не «студент», из которого может вырасти всё, что угодно, ты предопределён, словно законченная компьютерная программа, которой осталось выполнить энное количество строк кода, и там есть ещё варианты развития сюжета — в том числе и с точки зрения времени работы «программы» — но они все уже написаны, и ты уже просто им следуешь, ты — всего лишь компьютер, наделенный иллюзией свободы выбора.

Арифметически, я во второй половине, а значит — по идее — всё лучшее уже было. И мне, вроде бы, остается только надеяться, что и большую часть худшего я уже также хлебнул, и что мне удастся сделать ещё что-то выдающееся, родить и воспитать ещё одного ребенка и умереть внезапно с улыбкой на лице...

Collapse )

Ноктюрн на флейте объектива



Судьба у меня такая: пить кофе с незнакомыми девушками, почти немедленно раздевать их и документировать получившийся разврат с помощью светочувствительных приборов. Но не все такие встречи имеют последствия в виде разгневанных мужей продолжения: некоторые ограничиваются сами собой и не оставляют в мировой культуре решительно никакого следа. Но если бы так было всегда, то я бы не сидел сейчас перед вами с айпедом в руках и не распинался бы на тему, какие бывают случаи с девушками.

Но я распинаюсь, а стало быть не все рандеву одинаково бессмысленны. Не помню, говорил я уже или нет, но был у меня в ту пору трехэтапный ритуал тестирования потенциальной модели: питиё кофе в кафе, пробная съёмка, съёмка "всерьёз". Не все девушки способны прийти в назначенное время в назначенное место.

— Привет! С тобой все в порядке? Мы договаривались встретиться.
— А сколько сейчас времени??
— Хм, шесть часов уже.
— Утра или вечера??? (плачет)
— ...

Посмотреть друг в другу в глаза и рассказать друг другу, что мы собираемся делать — это всегда очень важно перед любым новым сексом сотрудничеством на ниве фотоаппарачивания. Бывает так, что сразу же вспыхивает взаимный огонь и хочется немедленно сделать это, и приходится либо нагло идти вдвоем в туалет этого самого кафе, либо скромно раздеваться на месте, рядом со столиком: ну что поделать? — все мы люди, у всех у нас есть человеческие потребности, и окружающие просто обязаны войти в положение, простить и понять.

Пожарные и пироманы знают: вспыхнув раз, огонь сам по себе не уходит. И вот, наблюдение очей друг друга и горячечные речи уже приводят двоих на задворки ближайших спальных построек, и вот это уже и не кофе, и не робкий анархизм в кафе, а просто съёмка — ну не то, чтобы прям сразу публичная — но всё же на улице, а значит всегда потенциальна публика, а значит, всё уже не просто так, значит эти пикселы уже не на ветер, а знаменуют собой начало какой-то новой страницы.

Риторический вопрос: почему некоторых девушек снимаю всего пару раз, а к другим постоянно возвращаюсь на линии огня на протяжении нескольких лет? Я и сам не знаю. Здесь нет никакой пошлости, вроде любви. Но всегда есть такое же чудо, как игра ноктюрна на флейте водосточных труб.

Collapse )

Dodge Ram 10: газгольдер



Многие уже, наверное, этого и не помнят, но ещё совсем недавно, буквально в 19 веке, Петербург освещался газовыми фонарями. Они шипели, воняли, а фонарным газом травили жён, которые потеряли правильные ориентиры в жизни. Ужас, что творит с людьми коварная амнезия: даже такое привычное слово, как "газгольдеры" — эти хранилища газа — уже забыто и совершенно не употребляется современными детьми, погрязшими в гаджетах.

А между тем газгольдер — это вам не какой-нибудь пряничный домик — это такая каменная башня диаметром 42 метра и высотой 20, в которой нет, между прочим, ни единого гвоздя ни одного столба, а есть навесная крыша. Напоминает одновременно здание цирка и современный аквапарк. Однако построено, если мне не изменяет память, в 1882, когда слова "аквапарк", "айфон" и даже "торговый центр" ещё не были в моде.

Collapse )

Объектив болит



У моего фотоаппарата объектив болит. Мой руки перед съёмкой. Если вам плевать на здоровье вашего фотоаппарата, чистите матрицу лишь два раза в день: утром и вечером. Мой фотоаппарат подтягивается пятнадцать раз. Вчера у меня была незащищенная фотографическая сессия. Выгуливал объектив и вляпался в чужой снимок. Я всегда очень грущу после съёмки с бурным завершением. Вчера сфотографировал двух барышень залпом, с утра так плохо, что надо хотя бы пару кадров пригубить. Объектив снимали руки, оказалось это брюки.

Collapse )

Вазелин и фотография



Для того, о чём вы сразу подумали, поручики ржевские вы мои, уже давно существуют водорастворимые смазки, так что если этот пост и про технику, то исключительно того акта любви, который фотосъёмка.

Есть у меня такая довольно распространенная фотография, которая когда-то стала "фотодня" на девианарте (aka Daily Deviation), и вот я недавно наткнулся на неё и вспомнил, что давно не снимал с вазелином.

Collapse )

Примечание от Костика:
Земфира вот поет: "Берём вазелин и бежим целоваться...." А вазелин-то зачем??

Без фотошопа



Я не буду писать банальности про развитие по спирали и про цветные периоды Пикассо, но тем не менее замечаю за собой что-то подобное. Касается это, правда, фотошопа, о котором не только Пикассо, но и даже изобретатели спирали Уотсон и Крик не имели ни малейшего представления.

Когда человек берет в руки палку фотоаппарат, фотошоп ему кажется недосягаемым и сложным, как баллистическая ракета, а владеющие им люди представляются вышедшими из конструкторских бюро секретными ракетчиками, оттачивавшими свое мастерство годами под чутким надзором органов. Потом вдруг возникает момент, когда крепость фотошопа сдается и становится всё в целом вроде как понятно, и новым инструментом увлекаешься и получаешь новые небывалые эффекты, а потом разочаровываешься, хочешь вернуться к "натуральной" фотографии и т.д. по кругу.

Не все, конечно, такие круговые бегуны и кто-то останавливается: одни на фотошопе, третьи уходят вообще в плёнку, а вторые фотошопят, но втихоря, будто алкаши со спиртным: типа "нет, не пью я" "без фотошопа".

Моя натура предполагает рвать и метать, я не люблю однообразия (разве что в сексе) и поэтому мне грустно смотреть на "фотохудожников" которые нашли свой стиль зациклились на чём-то одном, возвысили себя до уровня гуру и вещают безапелляционно на весь мир, что, например, те, кто гордятся лейблом "без фотошопа", просто ленятся оторвать жопу от стула (напрячь на стуле?) и корпеть часами над каждой карточкой, или что — наоборот — не существует никакой фотографии в виде файлов, и что единственный верный путь — это ручная печать на бумаге, которую — так и быть — можно потом отсканировать (на самом деле там у них между плёнкой и печатью всё равно есть постыдный этап фотошопа).

Вот к этим двум крайностям я отношусь маргинально: коллажирование и журнальное отгламуривание мне кажутся убийством столь любимой мной "фотографической правды", а плёнка и ручная печать мне кажутся формой мазохизма и продолжением суворовской традиции "через Альпы".

Но вот, однако, между какими полюсами я колеблюсь. Первый: это когда я фотографирую и заранее вижу, как я эту карточку "изуродую в фотошопе" — ну там, например, чб со злобным контрастом или кросс-процесс с бешеными текстурами. Второй: никакого видимого фотошопа.

Первый — в сторону "авторского зрения", второй — чтобы от фото было ощущение, что "всё так и было".

Collapse )

Примечание от Костика:
Автор — всё-таки косноязычный чувак. Чо он тут так долго писал можно сказать и короче: надоели плагины, наступает период "без видимого фотошопа". Так что ждите прыщавых фоток.

Предыдущий пост на эту тему: Слишком много фотошопа

Об экзотических позах



Информация для новых моделей: я никогда никого ни к чему не принуждаю. Я не буду сразу предлагать раздеться в метро или встать попой кверху на лестнице. Это удел избранных. А я — вот именно что — предлагаю и уважаю выбор, если мне отвечают: "Не буду этого делать". Просто в следующий раз для рискованного сюжета выберу другую героиню.

Иногда мои идеи зашкаливают за рамки разумного, и тогда я использую безумную затею как тест на "преданность" модели. На самом деле речь идёт конечно не о преданности, как таковой, а о способности на самопожертвование во имя "искусства". Но для прошедших этот тест я на многое готов — любой каприз в любое время — мой фотоаппарат — он как женщина — всегда готов.

Что бы кто ни говорил, а все рамки допустимости — от лукавого. Я не устану повторять, что никакого "порно" в фотографии не существует, что это понятие проходящего мимо нас сиюмитнутного общества, которое ещё вчера боялось показать щиколотки, сегодня загорает топлес, а завтра наденет хиджаб. Вот мы смотрим на гениталии Давида и никого интересует, как к этой степени откровенности относились современники Микеланджело, а желание современных японских придурков надеть на нашего библейского парня трусы воспринимается как самурайская дикость.

Collapse )