Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

All Art is Immoral

Друзья мои! Я предлагаю вам новый уровень обучения фотографии. Шестилетний опыт преподавания в студии я перевел в обучение по Skype. В любое время для любого города или страны. Обучаю с нуля и консультирую опытных фотографов. Строго индивидуально. Подробнее — Класс фотографии онлайн.

Одно занятие длится 2-3 часа и стоит 3 тыс руб. Оплата на карту Сбербанка 4276 8800 6937 2609. По этому счету вы также можете выразить материальную поддержку моему проекту, а также лично мне, если хотите, чтобы я занимался некоммерческой фотографией и публиковал свои работы. Спасибо за понимание!

Заражение фотографией неполовым путем



Информация может быть передана нам двумя способами: в виде интеллектуального и чувственного наслаждения. Понимание мгновенно, как мужской оргазм, в то время как эмоциональное переживание — женственно и предпочитает длиться.

Может ли урок фотографии быть произведением искусства — в том смысле, чтобы быть игрой, создающей модель несуществующего в обыденности мира, в котором толпа сосредоточена на созидании изображений, а избранные женщины обнажаются по собственной прихоти и чтобы служить толпе?

— Так думал я, когда готовил и проводил единственное в своем роде занятие, у которого нет повестки — иной, кроме как окунуть пришельцев из параллельной вселенной в откровенную атмосферу нашей фотографической жизни. А поскольку темы нет, то есть, нет задачи исчерпать какой-либо вопрос, и можно скакать галопом по европам, то мероприятие в своей сути превращается в перформанс, обреченный растопить недоверие присутствующих странников и вовлечь их в наслаждение информацией, передаваемой одновременно мужским и женским способами.

Collapse )
Расписание VIII курса самой обнаженной натуры резко изменено. Теперь начало — 18 сентября.

Сколько мне лет?



Жизнь делится на две половины: в первой ты думаешь, что всё лучшее ещё впереди; во второй ты понимаешь, что всё лучшее уже позади.

Первую из этих двух частей жизни ты проводишь, находясь в убеждении, что текущее — только репетиция жизни, которая ещё не началась; во второй ты понимаешь, что ты уже состоялся, что ты уже не достигнешь большего с точки зрения успеха, что в будущем будет хуже, чем было раньше. В первой половине тебе страшно делать что-то «в последний раз» (о этот суеверный ужас перед последней сигаретой, когда бросаешь курить!), зато ты ожидаешь множество нереализованных возможностей — этих бифуркаций, определяющих, кем ты ещё можешь стать: спортсменом, ученым или певцом. Во второй половине жизни ты уже хочешь, уже стремишься избавиться от лишнего, от шелухи, от того, что мешает, чтобы двигаться дальше, потому что видишь, что никаким академиком или рок-звездой тебе уже не стать — а это покруче потеря, чем какая-то там последняя сигарета — что путь уже выбран и всё, что тебе остаётся — это дойти по нему до конца, каким бы он ни был. Ты уже не «студент», из которого может вырасти всё, что угодно, ты предопределён, словно законченная компьютерная программа, которой осталось выполнить энное количество строк кода, и там есть ещё варианты развития сюжета — в том числе и с точки зрения времени работы «программы» — но они все уже написаны, и ты уже просто им следуешь, ты — всего лишь компьютер, наделенный иллюзией свободы выбора.

Арифметически, я во второй половине, а значит — по идее — всё лучшее уже было. И мне, вроде бы, остается только надеяться, что и большую часть худшего я уже также хлебнул, и что мне удастся сделать ещё что-то выдающееся, родить и воспитать ещё одного ребенка и умереть внезапно с улыбкой на лице...

Collapse )

А теперь о стикини



Пришла пора поговорить о стикини, мой друг. Стикини — это такие обезьянки кружочки, которыми дамы в соляриях закрывают соски, чтобы не заболеть раком молочной железы. От возмущения я даже путаюсь в мыслях, но постараюсь взять себя в руки и аргументировать.

Во первых строках своего письма хочу напомнить, что у меня диплом "врача общего профиля", поэтому о всяких раках и прочих болячках я имею право рассуждать компетентно. Мне не скажешь, как это принято у отечественных докторов, мол, "вы, младой человек, сначала поучитесь шесть лет в мединституте, а потом еще год в интернатуре, а потом мы вам ответим на все вопросы". Вот я это сделал уже.

Второе, что я хочу сказать — банально: не верьте всему, что пишут в интернетах. Как только встречаете фразу "врачи считают" или "врачи говорят" или "врачи заметили, что", то сразу же нажимайте Ctrl-W (или яблоко-W если у вас Мак) и продолжайте смотреть фотографии кошечек и споры с незнакомцами в социальной сети. Верьте только конкретной статистике со ссылками о её происхождении (если интерес уже совсем сделался личным то — только специальным статьям на профессиональных ресурсах).

Итак, действительно рак молодеет, в учебниках пишут, что рак молочной железы возникает после 75 лет, однако в реальной жизни возраст риска начинается уже после 30 лет, и я даже сталкивался сталкивался с этим сам. Проблема настолько актуальна, что фотограф Дэвид Джей (David Jay) даже снял потрясающую серию "The SCAR project" о женщинах, перенесших операцию на груди.

Collapse )

Двоежёнство поневоле



На суде, в раю или в аду
Скажет он, когда придут истцы:
"Я любил двух женщин как одну,
Хоть они совсем не близнецы".

Андрей Вознесенский, 1961
В каждой женщине живут две женщины, и в каждый момент видим только одну.

Более того, можно жить с ней годами и видеть только одну. И это счастье. Потому что вторая — не та, которую любим. У неё лицо другое, глаза. У неё надтреснутый нос, искривленный голос, зрачки в форме минуса. У неё двоится язык, и она ненавидит.

Можно называть это альтер-эго, расщеплением личности, борьбой бобра с ослом. Всё верно, но риторично, как простое перечисление бед. Дело не в названии, а в том как эта штука устроена.

Итак их двое, но они плохо знакомы друг с другом, у них плохая коммуникация. Превращение одной в другую внезапно. Та которую мы лучше знаем — хорошая — могла бы быть совестью твари, но предпочитает не помнить даже тех осколков, которые ей приходится собирать с похмелья. Она не может быть совестью, потому что совесть — это свойство души, а у насекомых нет души, у них только хелицеры с педипальпами, чтобы хватать, журчать и сосать.

Проблем нет, пока вы видите только лучшую половину вашей лучшей половины. Мы же любим не человека, а его образ, а когда человек выходит из образа мы его не узнаём: вдруг выясняется, что это фантомас в резиновой маске, и даже если маску снова напялить, станут заметны прорези для глаз. Но где были твои собственные глаза раньше?

Collapse )

Про трудоголиков и женщин с датчиками в руках

Когда-то и я был трудоголиком, офисным планктоном и ходаком. Как и положено исполнителю роли, я не особенно вникал, на что трачу самые потенциальные годы своей жизни, и поскольку занимал уважаемую позицию и прилично зарабатывал, то ошибочно полагал, что всё не зря.

Но я не о работе, а об образе жизни, который заключался в том, что я весь день практически не ел, проводя в офисе часов пятнадцать в сутки, а когда попадал домой, насыщался какой-то дрянью и принимал горизонтальное положение перед ящиком, про который тогда ещё никто не знал, что он зомбирует.

И вот тогда начиналось. Нет, я не превращался в зомби и не кусал соседскую собаку. Просто у меня начинало прыгать сердце, биться о грудную клетку, справедливо моля о выходе и — я бы даже сказал — мурлыкать. Всё это сопровождалось очевидными паузами в работе моего единственного насоса, во время которых я прощался с вашей дурацкой вселенной, но без облегчения (как это происходило сейчас бы), а с тем нежным и трепетным страхом за свою жизнь, который единственный и составляет сущность молодости.



Collapse )