Category: история

All Art is Immoral

Друзья мои! Я предлагаю вам новый уровень обучения фотографии. Шестилетний опыт преподавания в студии я перевел в обучение по Skype. В любое время для любого города или страны. Обучаю с нуля и консультирую опытных фотографов. Строго индивидуально. Подробнее — Класс фотографии онлайн.

Одно занятие длится 2-3 часа и стоит 3 тыс руб. Оплата на карту Сбербанка 4276 8800 6937 2609. По этому счету вы также можете выразить материальную поддержку моему проекту, а также лично мне, если хотите, чтобы я занимался некоммерческой фотографией и публиковал свои работы. Спасибо за понимание!

Петроградка



Петроградская сторона — город в городе.

Не секрет, что наши постапокалиптические города в своих спальных районах не особенно отличаются друг от друга. В этом смысле, что Львов, что Питер — один и тот же город, хотя их исторические части явно расположены в разных вселенных — причем не только в пане архитектуры, но и в смысле атмосферы и нравов горожан. Но Петроградка выпадает из этого круга.

Красоты на Петроградской стороне нет никакой — во всяком случае с точке зрения банальной эстетики. Конечно, дворцы и шедевры зодчества здесь присутствуют, но мы же не достопримечательности посещать пришли, мы просто пешеходы. Так что же собственно говоря есть?

Дыхание того самого Петербурга, который пропитан ямбами, вольнодумством, символами и акмеизмом. Здесь современные и чистые постройки выглядят глупо, как новые русские в павианьих пиджаках. Здесь на стенах не граффити, а дадаизм, здесь в подъездах не кошки, а декаденты. Здесь хочется бродить, думать и расстраиваться по поводу жизни и экзистенциальности. Здесь песня, а не похоть, здесь картина, а не фотка, здесь не девка, а душа.

Невесомые уютные дворики — неожиданно зеленые, тихие и детские — сменяются колодцами, покрытыми плесенью, мхом и крысами; пустынные улочки с покосившимися постройками времен Достоевского вдруг пересекаются проспектами, заполненными до верху автомобильными смогом и пробками — этими стадами смердящих автоящеров. Здесь можно найти чердак, пол которого усыпан наркоманскими иглами, и чердак с подметенными досками, где на веревках сушится белье. Петроградка — это калейдоскоп времен. От Достоевского вдруг выходишь к дому, где царят 1970-ые, и бабушки сидят у подъездов на скамейках, подсунув под попы куски картона для утепления. А рядом — портал в 1950-е, девочки прыгают через скакалки и играют мячиком в стену, и тут же — извечный символ Родины — белье, сушащееся на веревках. И уже начинаешь думать, какая сторона улицы менее опасна во время обстрела..

На Петроградке грустно и душевно.

Collapse )

Ленин и буржуазия

…"Вот, — говорит, — ты вроде как спец по публичным съемкам, давай вот по пути к метро — у меня еще есть минут пятнадцать — сними меня как-нибудь совсем публично, вот пользуйся, пока я на всё согласна."

"Хорошо, — отвечаю, — поставим тебя прямо здесь на площади, у пешеходного перехода: светофор переключится, люди пойдут, ты на их фоне снимешь платье, я сфотографирую, и мы поедем по домам.

Окей, тренируемся. И вдруг я понимаю, что ничего не получится. У несчастных прохожих два раздражающих фактора: модель и фотограф. Как только они видят, что девушка раздевается, у них срабатывает внутренний стоп-сигнал, движение прекращается, челюсть отпадает, от модели шарахаются, как от чумной. Та же штука — со мной. Я, правда, не раздеваюсь, я только приседаю и подношу фотоаппарат к лицу. Как только люди это видят, они останавливаются и начинают обходить меня со спины, стараясь не влезть в кадр. Но мне-то как раз надо людей в кадре, между мной и моделью!

В общем, легко сказка сказывается, да нелегко съемка делается.

"Хорошо, — я решаюсь, — упрощаю задачу. Раздевайся и вставай вот тут на углу, причем даже и не думай на кого-либо реагировать. Тебя со стороны спины будет не видно, а как только люди попадут в кадр, я сфотографирую, и мы поедем по домам!"

Стоит ли говорить, что прохожих — как корова языкам слизнула? Пришлось ждать минут пять в обнаженном виде на углу улицы, пока — наконец — нам не попался замечательный фактурный питерский ленин. Ну, вроде не плохой улов, да?



Требование "свободы любви" советую вовсе выкинуть. Это выходит действительно не пролетарское, а буржуазное требование.

Ленин
Владимир Ленин — Инессе Арманд, 1915

Богадельня

Однажды весной мы с Кариной гуляли по Петроградке. Было прохладно, и зажигать на улице особого настроения не было. Казалось, на этот раз мы обойдемся без фотографий. Но в самом конце прогулки я случайно обратил внимание на одно из шикарных зданий, уже неоднократно служившее фоном для моих снимков. Здание это оказалось одновременно заброшенным и — главное — доступным для проникновения внутрь.



Это такой здоровенный дом, который снаружи имеет три этажа, а внутри — почему-то четыре. Адрес: Каменноостровский проспект, 66. Построен в 1883 году на средства купца Фирса Мироновича Садовникова в качестве богадельни. Богадельня — теперь уже устаревшее слово, обозначает оно приют для престарелых, немощных и увечных. Помимо собственно богадельни в здании были также расположены домовая церковь и школа. В 1919 на богадельню Садовникова обратили внимание большевики и устроили в ней пединститут — тот самый, который получил впоследствии гордое имя Герцена. В воспитательных целях всех немощных из богадельни выкинули, а церковь разрушили.

Collapse )