Дамы приятные во всех отношениях, кроме логики



Мне говорят они таким образом требуют к себе внимания. Ну давайте посмотрим.

Эпизод первый. Я - начинающий фотограф. Приходит ко мне молодая спортивная девушка с целью фотографироваться ню. Результаты ей не нравятся. Ну ничего, бывает. Через несколько лет я, гуляя по архивам, натыкаюсь на интересный кадр из той съемки, и загружаю его вконтакт. Через неделю нежный голос по телефону:
— Я увидела, что Вы выставили мою фотографию в интернете. Откуда она у Вас? Что-то я не припомню, чтобы я так откровенно снималась!

Вот предмет звонка:

Collapse )

Nude go home



У каждого фотографа должно быть место, куда он может пойти.

В 2010 году я придумал, что фотограф может пойти в мою школу фотографии ню, а местом была студия фотографии.

— Почему студия? — спросите вы.
— Потому что другого в голову просто не могло прийти, — отвечу я.

Между тем, современная фотостудия, сдаваемая в аренду на почасовой основе — это не какая-то там кабинка в торговом центре, это несколько сотен метров площади, несколько залов, уйма студийного оборудования (например, по четыре вспышки на каждый зал) и обслуживающий персонал, который записывает клиентов, взымает плату за аренду залов и поддерживает общий гомеостаз.

Зачем нужна студия? Чтобы снимать на бумажном фоне. Между тем в обычной своей жизни фотограф-любитель фотографирует в интерьере или на свежем воздухе. Я больше того вам скажу: мне самому не нужна студия, я тоже предпочитаю более естественные условия.

Первый звонок прозвенел, когда я понял, что нет смысла проводить занятие по пленэру в студии, потому что это оксюморон. Так получилось, что вокруг моего дома — очень фотографичная местность: парк, Финский залив, шаг в сторону — и ты уже в лесу. Лекцию я в состоянии прочитать у себя дома, транслируя изображение на плазму. Итак, я перенес занятие по пленэру к себе домой. Да, это не центр. Но оказалось, что людям не так уж и вломно до меня доехать.

Вторым шагом стало понимание, что для занятие по фотошопу не нужна фотостудия, более того, стало очевидно, что намного продуктивнее показывать прямо на своем компьютере, что и как я делаю, а не мучаться с проектором, который все равно не дает нужного разрешения.

Но у меня все еще было представление, что для студентов представляет интерес студия фотографии, как таковая, то есть все эти сотни метров, и десятки источников, и чудесные бумажные фоны. Однако я рассуждал, как профессиональный фотограф, для которого все перечисленное имеет значение, но идут-то ко мне совсем другие люди.

И вот однажды я разговорился с одним из самых благодарных своих учеников ("благодарных" в смысле адекватности, это когда ты видишь в глазах живой отклик и понимание всего, что говоришь, это когда ясно, что человек пришел именно туда, куда хотел, и получает именно то, чего ожидал), и он открыл мне глаза: дома у меня лучше атмосфера, а в студии как-то "странно". Для него оказалось более важным, чтобы группа была небольшая.

В школу фотографии ню приходят по двум мотивам: поучиться и получить доступ к моделям (одна фотосессия с профессиональной моделью ню может запросто стоить столько же, сколько весь мой курс, включающий в себя семь полноценных съемок). Ни для того, ни для другого фотостудия не нужна. Собственно говоря, фотостудия нужна только для одного занятия (вы будете смеяться) — для занятия по студийной съемке. Для всего остального у меня есть весь необходимый фотографический свет дома (импульсный, постоянный и выносной) — сам-то я как-то тут снимаю... И людей ведь интересует не столько то, как бы я себя вел в некой профессиональной студии, а то, как я живу в мире фотографии. А живу я дома.

Какой же вывод напрашивается? — Набирать небольшие группы (3-6 чел) и проводить занятия у себя дома по плавающему графику (ибо нет привязки к аренде студии). Стало быть, школа фотографии ню переезжает... ко мне домой!

Как думаете, это правильный ход мыслей?

Collapse )


PS: Все фотографии, показанные в этом посте, сделаны у меня дома либо на занятиях по пленэру где-то тут рядом.

Ты помнишь, как всё начиналось



В начале неприлично далекого 2006 года я не был даже фотографом-любителем. Но уже в ноябре я снял у себя дома известную серию на сером диване, два снимка из которой до сих пор находятся в моем портфолио: один из них был напечатан на форзаце престижного тома издательства Taschen, а второй используется в качестве афиши моей школы ню. Как случилось такое чудесное преображение, что произошло?

Для меня самого это до сих пор загадка и, конечно, приятнее всего было бы считать, что некий дух гения сошел с небес и наполнил меня своим невидимым огнем. Но в жизни так не бывает, зато случается то, что принято называть "стечением обстоятельств". Так вот, одним из этих обстоятельств было вот какое: когда я понял, что пылко и безнадежно влюбился в фотографию, что меня конкретно зацепило, я взял и пошел учиться. Учиться фотографировать. Во-первых, для того, чтобы не быть профаном, чтобы знать те вещи, которые обязан знать грамотный ремесленник. А во-вторых, для того, чтобы понять, зачем вообще я делаю фотографии, и куда мне дальше двигаться.

Я нашел фотографа, который отвечал двум простым критериям: его снимки мне нравились, и он был профессиональным преподавателем фотографии. Этим матерым человечище оказался американец Ираклий Шанидзе.

А вспомнил я это предание старины глубокой вот почему: сегодня начинает работу очередной курс моей школы, приходите, буду рад. И еще одно: я только что сделал группу Aloisov Online, где будет храниться коллекция всех моих снимков. Альбом 2006 года уже наполняется. Надеюсь, что найдется несколько человек, которым это интересно.

Collapse )

Желанно мне это, но ничуть не нужно



Мы всегда выбираем не то, чего желали, хотим не того, что нам нужно. В парадоксальности, спонтанности, в божественном даре действовать вопреки собственным интересам кроется душа, которая заставляет верить только в абсурдное, в то, что невозможно проверить и повторить.

Если нравится с человеком проводить время, он начинает тобой пренебрегать; если другой тянется к тебе, ты ловишь себя на мысли: "да когда ж ты уйдёшь, наконец". Эти ножницы — во всём, и ты бежишь вдоль реки не из стремления войти в одну и ту же воду, а в сладострастной надежде наступить на милые сердцу грабли.

Тело существует, пока душа ощущает себя востребованной, пока она выбирает любовь и в результате совершает предательство или же покоряется страху и поэтому вершит великие дела.


Более подробную информацию о том, что нам желанно, но не нужно, можно получиться по ссылке aloisov.com/class.

Декадентка



А в перерывах между мы на балкон ходили,
ведь невозможно долго, снимаясь*, не курить,
Как бросивший, я должен был фотоаппаратом
картину полуголой Наташи рисовать.
Она была порочна, насколько это можно
порочной на балконе и с сигаретой быть.
Она была прекрасна и дымно излучала
летящий в диафрагму упаднический свет.
Коньяк был почему-то рубинового цвета,
а дети за стеклянной смешно теряли стыд.
И если б мне сказали, что это день последний,
то и тогда не стал бы я изменять финал.

* — примерно вот такая съёмка.

Collapse )
Наташину натуру можно будет обнажить на VIII курсе обнаженной натуры, который не начнется 18 сентября, если вы немедленно на запишитесь.

Писькофобия, как и было сказано



Одним из признаков цивилизованности оказывается отношение человека к собственным гениталиям. Наши имена собственные имеют древнее происхождение, и были выбраны таким образом, чтобы не были похожи на другие слова языка и не употреблялись, таким образом, всуе (похоже на выбор никнейма, правда?). Точно так же и на собственном теле человек выбрал области, которые сделал интимными и не подлежащими демонстрации в повседневности. Архаичные народы знали, что злые духи могут похитить их, только узнав настоящее имя и увидев скрытые участки плоти (хватая за выступающие части, видимо).

Мы уже не боимся называть себя по имени, но всё ещё испытываем суеверный страх: а вдруг кто-то увидит наши гениталии? Общество наделило половые органы функцией морали и облекло их в трусы. Трусы — это войско, охраняющее культуру, которая со всей очевидностью может существовать только снаружи трусов, но никак не внутри (популярность стрингов, таким образом, отражает схлопывание бескультурного постранства).

Существуют два популярных сайта, представляющих собой место для публикации, оценки и обсуждения фотографий самими авторами: западный — девианарт и отечественный — фотосайт (по своему происхождению, эта пара напоминает FB и VK). Даже беглое сравнение их практики и обычаев показывает, что постсоветское пространство весьма болезненно реагирует на половые органы, в то время как европейцы не проявляют какой-либо реакции на их изображение.

Collapse )
Как противодействовать писькофобам? Есть только один способ — записаться на VIII курс обнаженной натуры, который начнется 16 сентября.

Заражение фотографией неполовым путем



Информация может быть передана нам двумя способами: в виде интеллектуального и чувственного наслаждения. Понимание мгновенно, как мужской оргазм, в то время как эмоциональное переживание — женственно и предпочитает длиться.

Может ли урок фотографии быть произведением искусства — в том смысле, чтобы быть игрой, создающей модель несуществующего в обыденности мира, в котором толпа сосредоточена на созидании изображений, а избранные женщины обнажаются по собственной прихоти и чтобы служить толпе?

— Так думал я, когда готовил и проводил единственное в своем роде занятие, у которого нет повестки — иной, кроме как окунуть пришельцев из параллельной вселенной в откровенную атмосферу нашей фотографической жизни. А поскольку темы нет, то есть, нет задачи исчерпать какой-либо вопрос, и можно скакать галопом по европам, то мероприятие в своей сути превращается в перформанс, обреченный растопить недоверие присутствующих странников и вовлечь их в наслаждение информацией, передаваемой одновременно мужским и женским способами.

Collapse )
Расписание VIII курса самой обнаженной натуры резко изменено. Теперь начало — 18 сентября.